Гудаута Gudauta

Главная | Регистрация | Вход
Вторник, 24.10.2017, 14:37
Приветствую Вас Гость
Меню сайта
Мини-чат
200
Наш опрос
Вы скучаете по Гудауте?
Всего ответов: 429
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная » FAQ [ Добавить материал ]

… Я хочу написать о своём дедушке , о человеке который был для меня …
Он всем был для меня и никогда в моей жизни не будет того света, который дарил мне этот человек . Я помню его всегда, каждый день, час,  каждую минутку он со мною. И потому - мне достаточно лишь прикрыть глаза и снова увидеть его, услышать его голос, поцеловать его в нос ( наш с ним самый любимый поцелуй ) дорогой мой дедуля…

Юрий Николаевич Наумов родился в 19З9 году в городе Гагра , в Абхазии - это бесспорно удивительно красивое место, которое напитало его своей красотой, теплом и щедростью. Отца своего, дедушка не помнил, тот ушёл на войну в сорок первом году и увы, больше уже не вернулся, пропал без вести… Маленького Юрочку воспитывали мама( с чудесным именем Вера ) и бабушка( Мария Акимовна). Обе женщины, конечно же, жили вовсе не лёгкой жизнью - сначала военные годы, потом послевоенное не менее трудное и голодное время; часто в доме вместо обеда был просто хлеб и вода, маленькому Юре горсть семечек к такой вот хлебной горбушке заменяла и масло и сахар, а по дороге в школу он обрывал с деревьев мушмалу и инжир - их спелые сладкие ягоды, и за обе щеки уплетал это дарованное щедрой природой угощение. Как-то раз пробовал даже мясо дельфина; не из самых приятных было это воспоминание… Вообще, уже потом, по прошествии многих лет у нас дома был своеобразный культ еды - дедушка подходил к еде с настоящим чувством, уж он как никто другой знал как надо  вкусно” сесть за нарядный стол! А уж когда он сам начинал готовить! С самого детства узнав ощущение постоянного голода, он не терпел кое-как накрытого стола у себя дома. Так вот, жил он вместе с бабушкой и мамой в небольшом старом домике при Гагырском пансионате(обе женщины были работницами этого пансионата), Юра очень любил маму  и бабушку Маню(меня он почти никогда не звал Мадиной, только Манечкой, любил это имя …); вообще, к девяти годам, он вырос настоящим помощником, помогал работающей прачкой матери, и очень старательно выполаскивал бельё в ледяной речке (отчего и заработал хронический радикулит, а также наловчился прекрасно гладить любое бельё, мог сложить рубашки так ,что никакого утюга и требовалось…) Впрочем, настоящий талант Юры проявился даже раньше - будучи совсем карапузом, он брал подушку, прижимал её к себе и… изображал игру на аккордеоне - и это четырёхлетний малыш! Когда хозяин пансионата увидел, как сидящий на горшке кроха любовно перебирает пальчиками по краям подушки, то пожав плечами пообещал - "Этот то непременно будет музыкантом! Как только подрастёт, куплю ему аккордеон! ” Обещание своё сдержал; уже шестилетним мальчиком Юра подрабатывал с духовым оркестром на танцах, похоронах (Вся наша жизнь одно из двух , ведь помните !) и приносил в дом какие то деньги… Он никогда не учился никакой нотной грамоте ( да и что греха таить: ему навряд ли кто-нибудь мог бы специально указать на музыкальный талант; их жизнь была слишком уж непростой… Как у очень многих в то время…) , но пел он замечательно, пел по настоящему каждой клеточкой души, любя каждую ноту, чувствовал музыку, влюбился в неё. Время понемногу шло, Юре исполнилось семнадцать (голубоглазый стройный с прекрасной шевелюрой! Как же я любила рассматривать его фотографии!), он по прежнему подрабатывал играя на танцах, и к тому же пел в местном кинотеатре перед началом сеанса.

И так как пел он, повторяю ещё раз, изумительно красивым баритоном, то не прошло много времени, как молодого человека пригласили петь на сухумское радио(их небольшая, но дружная семья тогда уже перебралась из Гагры в Сухум). После нескольких выступлений по радио, дедушка поступил в Сухумскую музыкальную школу; ведь было яснее ясного - такой голос, слух , артистичность ни в коем случае не должны пропадать! По радио его объявляли так : ''Поёт рядовой Наумов '' - так что, от армии он был(к несказанному счастью и мамы и бабашки Мани) освобождён. Этот юноша (поверьте, я пишу это вполне объективно, а не оттого что он был моим любимым дедушкой) получил от господа бога настоящий дар музыки - он без всякого труда пел оперные партии, играл ( НЕ ЛГУ!!! ) практически на всех клавишных и духовых инструментах, и это при том, что никогда не обучался этому профессионально! Зачастую бывало так, что у него не как не получалось подготовить экзамен по классу фортепиано(ведь когда стараешься подработать то тут то там, то времени на учёбу, выучивание тактов, музыкальных фраз почти не остаётся), что ж, тогда он поступал так: прослушивал пластинки с нужными произведениями и просто напросто по слуху играл их на экзамене! Причём играл так, что придраться было невозможно. Дедушка никогда не признавал музыкальной зубрёжки; для него разбора тех или иных произведений не существовало. Обладая поразительным слухом он просто садился к инструменту и существовал с музыкой (о , это была взаимная любовь! ), в девятнадцать лет Юра пел на сцене Сухумской оперы "Евгения Онегина” ( его красивейший баритон идеально подходил для партии Онегина ). Пел будучи уже женатым на моей бабушке (оба красивые , совсем молодые… Моя бабушка тоже училась по классу фортепиано в музыкальном училище).

Потом родилась моя мама и молодая пара, которой естественно приходилось и учиться и работать,  после того как музыкальное училище было закончено переехала из Сухума в маленький городок уже моего детства Гудауту, там родилась их младшая дочь Алёна , моя тётя. Дедушка устроился в местную музыкальную школу учителем пения,  параллельно он окончил исторический факультет и в дальнейшем преподавал в начальных классах историю, я знаю, что он был одним из тех редких педагогов, которых любили, не просто уважали а ещё и любили ученики! Мой добрый,  дорогой дедушка… Он занимался своим любимым делом - музыкой. В каждом санатории, пансионате как в Гудауте так и в других городах красавицы Абхазии, замечательно знали Юрия Николаевича Наумова; он со своими музыкантами были в самом деле мастерами своего дела. Какие аранжировки делал дедушка для оркестра! Как играл ! Как он любил это… Он был востребован и… Я думаю,он был счастлив.

А потом… Потом началась война (грузино-абхазский конфликт) и музыка стала не нужна… Это горькое время, я была совсем маленькой, но горечь эту не забудет даже детство… Много можно было бы сказать о том, как люди теряли всё что было им дорого, как ломались судьбы, как чернели чувства, но … Об этом я не хочу писать; всё и без того до страшного ясно … После того как война закончилась, нужно было как то выживать, кормить семью, внуков… Дедушка порвал со своей вечной, п-о-настоящему великой Любовью; Он перестал заниматься музыкой, он работал дальше в совершенно иной (до нельзя ему чуждой) сфере … И только не часто, садясь дома к инструменту, он играл, играл и … голубые, добрые, любимые глаза его грустнели … …

Я написала об очень счастливом и таком же не счастливом человеке; он обожал нас, своих внуков, и всяких раз ( я это знаю! ) глядя на нас, целуя нас -  он всей душой был счастлив, но… В его жизни замолчала музыка… Он тосковал по ней, он так желал чувствовать эту любовь вновь! А жизнь эту любовь перечеркнула… Когда из жизни таких людей как мой чудесный дедушка исчезает музыка, тогда исчезает и сама жизнь… Его не стало почти девять лет назад… И вот мне больше не о чем писать; о боли нельзя написать - это чересчур горькая музыка, сыграть которую сумел бы лишь он, мой любимый дедушка...

С любовью... Мадина Ласария

* * *
Ничего не случилось...

Кто-то что-то сказал?
Где-то хлопнула дверь?
Где-то взрыв?
Всё остыло...
Если дым и остался,
То только на час.
А вздохнувшее небо
Тревогу укрыло.
Небо...Впрочем, скорей
Это дьявольский плащ,
Сшитый слишком умело
В цехах преисподней
Плащ который оставил
Один горький прах.
( У меня на губах
Его вкус и сегодня)
Ничего не случилось,
Я как будто жива
Даже солнце встаёт
Каждый день неизменно,
И  четыре сезона -
 Как было всегда,
Друг за другом идут
Мерно, плавно, степенно.
Кто-то что-то сказал,
Иль о чём-то спросил?
Всё по прежнему!
Только ответьте на милость -
Если глупое солнце
Встаёт по утрам
Стало быть ничего,
Ничего не случилось?!
Ничего не осталось...
Пропало, ушло
Это тёплое, сильное,
С лаской течение!
Где-то  взрыв
Где-то  май
И...  Опять  пустота,
Для  которой
Сам   век  прозвучит
Как  мгновенье...


 
   Мой рассказ с предысторией.
 В апреле месяце 1957года моя мама едет по путевке в санаторий "СТРОИТЕЛЬ" город Гудаута, берет с собой меня. На фото виден Главный корпус санатория с колоннами. Здание стояло на возвышенном месте.

 На фотографии мама слева и я рядом.



   Санаторский автобус встретил нас ночью. Всех отдыхающих разместили по местам. Маму со мной оставили ночевать в главном корпусе, в кабинете Гл.врача (боюсь ошибиться фамилия его была, кажется, Котов).
Утром – что решит Гл.врач: как быть со мной. Прецедента такого еще не было: принять с ребенком. Нельзя!
Встали мы с мамой рано утром, вышли, остановились у колонн. Солнце, его так было много, слепило глаза, и мы увидели бескрайнее море! Оно переливалось бликами, мы буквально вскрикнули. В не меньшей мере нас потрясла растительность: пальмы, кипарисы, олеандры, цветы, названия которых мы не знали и видели впервые. Без преувеличения, нам казалось, что мы первооткрыватели. Потом мы часто посмеивались над своей экзальтацией.
С моим пребыванием в санатории разрешилось как нельзя лучше. Поместили нас в 2-х местном номере с одной москвичкой. Зажили мы одной семьей. С мамой спали на одной кровати, благо полуторка. Мы не могли надышаться воздухом,  напоенным ароматом всей этой экзотики.
Этого же года 1957 мы уже приехали в г. Гудаута на постоянное местожительство.
13 мая 1957 мама была зачислена в д/отд. «Автодорожник». Жить стали мы на частной квартире, через дорогу от д/отд. Семья Зенайшвили: мать, две дочери и сын.  Дочь и сын – врачи, вторая дочь и мать – на хозяйстве. Думаю, что их уже нет, но их могут помнить. Врач «неординарный», о нем ходили такие слухи, как анекдот. Вызвали к больному, когда он пришел больной уже умер, Зенайшвили спрашивает: «Когда он умирал, потел? --- родственники сказали потел, ---  Оч-ч-чень хорошо!!!» и много других каверзных случаев.
Немного экскурса в прошлое. Базар! Черешня 50 коп. 1 кг, инжир 10 коп. кг., зелень всевозможная, которую видели впервые, да еще в таком количестве, а фрукты… Живя уже там, готовим баклажаны, туршу по рецепту с Куланурхвы.
В 1961 году, когда прошла денежная реформа, Н.С. Хрущев говорил: «Валяется копейка – не наклонятся поднять, сейчас поднимут». Реформа 10:1. Зарплата 600 руб. пересчитана на 60 руб., а цены наоборот поднялись в 10 раз, та же черешня стала вместо 50 коп. - 5 руб., инжир вместо 10 коп. – 1 рубль и т.д.
По улице Калинина, как идти к музыкальной школе, только по левой стороне за железнодорожным мостом, находился детсад. Я никогда не была в детсаду. Я стала просить маму, чтобы она меня туда отдала. До школы оставалось 2-3 месяца. И вот я в детском саду. Ничего примечательного, кроме музыки на фортепиано. Нет, я не владею, я просто слушаю, и мне хорошо. Рисую клавиши на чемодане, на сапожной щетке, да где угодно и… «играю»!
Но вот есть одно явление – Стиля (Стилиан Кофекидис). Не знаю, он вероятно невзлюбил меня, часто задирался, бросался драться. Мама говорила: «Ты девочка. Все равно драться не смей!» Я так и поступала.
И вот 1 сентября 1957 года, мама заранее записала меня в школу №2.  Один из старших начальников маминых говорит: «Я своих детей записал к самой лучшей учительнице». Но оказалась там и я. Спустя 1-ю четверть было родительское собрание (совместно с детьми). По алфавиту его дети проходили раньше. И вдруг о его девочке Анна Федоровна сказала, называя ее имя, обращаясь к отцу: «У нее голова только для того, чтобы бант носить». О брате получше. Брат и сестра, они были шумными, беззаботными, веселыми. Мне нравилась эта девочка: красивая, с копной вьющихся волос и, конечно, с огромным белым бантом. Потом была моя очередь. Обо мне: «Эта девочка подготовлена не для 1-го класса. Я говорила с ее мамой, что ее можно перевести сразу в 3-й класс, но мама протестует…»
У меня часто болело горло и мама меня в 7 лет (тогда брали так) не пустила в школу. Я пошла с 8 лет. Читать, писать я научилась, когда мне не было 5 лет. Уже тогда моими любимыми книгами были: «Конек-горбунок», а «Малахитовую шкатулку» Бажова я прочитала 7 раз и заучила ее наизусть, Вера Инбер, повесть «Как я была маленькая» -- «…на, немкиня, мордуй ребенка!…»
В школе я сидела с Олегом Уридия (его папа – врач-терапевт в больнице). Олег очень спокойный, уравновешенный, без каких-либо всплесков. Он отличник, я и Стилиан Кофекидес, мы три отличника. Об Олеге, если нечего было делать, надо только слушать урок или уже выполнил задание, он очень любил рисовать. Перо «звездочка», рисунки как у Пушкина на полях. Тонкой линией рисовал в основном он лошадей, воинов-всадников в латах с забралами на лице, рисовал целую конницу, не повторяя ни разу ни один рисунок. Я восхищалась тайно.
О Стильке. Неугомонный, живой, энергичный, ему всегда хотелось, да собственно и удавалось, быть лидером. Учился он очень хорошо. Всегда был очень активным на уроках, знал много не из школьной программы, читал длинные стихотворения. Но не лишен был и бахвальства. Часто громким, рупорным голосом он вещал: «Мой папа – адвокат, и зовут его Савелий Ильич Кофекидис».
Родилась я в Латвии. Папы моего не стало, когда мне было 2 года 1 мес. Несчастный случай. Мама тяжело переносила утрату. Заболела. Врач посоветовала выехать из Латвии из-за климатических условий: «У вас такая прекрасная родина, сухой климат (Ростов-на-Дону).
Мы выехали из Латвии в 1955 году. У нас там были родственники. Мама действительно быстро пошла на поправку, поступила на работу, но не в сам Ростов, хотя само Стройуправление находилось здесь.  Строительство было большое, в радиусе 400 км, строили все: школы, больницы, целые совхозы. А жили мы рядом с Волго-Донским каналом в трех километрах от г. Волгодонска. Ходили туда на рынок. С чем было жаль расставаться, так это с рыбой. Она просто кишела, ловили ее обыкновенным черпаком. Попадая к турбинам, много рыбы гибло.
Огромный свежий сазан стоил 5 рублей, щука за рыбу не признавалась, а была она огромная словно бревна.
И вот сразу же после приезда из гудаутского санатория, мама подала  заявление на увольнение, и мы уехали в Гудауту, в этот благодатный, любимый нами край.
В школе были у меня подруги: очень тихая Соня Павленко, жила она на ул. Орехалашвили, Зоя Кубединова, а самая моя любимая – Муся Гицба, веселая, озорная, во всем заводила, с нею было интересно, весело. Папа её, Гицба Ясон Васильевич, работал тогда Зав. Культотделом Гудаутского Райисполкома. Когда я училась в 3-м, 4-м классах, мы вместе с мамой шли к её подруге, которая жила у Колесниковых. Витя, Володя Колесниковы, сильные, крепкие ребята-подростки. Я их различала, а мама – нет, и всегда спрашивала кто есть кто, они отвечали. Вероятно, они и могли только постоять, когда говорили с нами, а так все время они были в движении. Семья у них была очень слаженной: папа Илья Семенович работал, мама – Мария Андреевна вела дом, была еще девочка Люда – старшая сестра Вити-Володи, училась она тогда в 9-м классе. Как-то в разговоре у них за столом (ели пельмени), оказалось, что мама с Ильей Семеновичем земляки. А какие у Марии Андреевны росли розы! Жили в центре города, а у каждого был клочок земли. Желаем мы с мамой вам, дорогие Витя-Володя, успеха на вашем нелегком поприще.
Учась 5-м, 6-м, 7-м классах, мы жили в д./отд. «Золотой берег». Возили нас в школу г. Гудаута туда и обратно служебным автобусом. Расскажу не о себе, а скорее о заслуге Татьяны Ивановны Гунба – педагоге немецкого языка.
Летом д./отд. «Золотой берег» арендовали немцы. Зимой – московская элита: ГипроНИИ, газеты «Правда», «Известия», медицинская профессура.
По дороге с моря, на территории д.отд., росло огромное высокое раскидистое дерево лавровишня, я забралась на него высоко, сижу – ем ягоды. К дереву подходят отдыхающие, спрашивают друг у друга что за дерево, высказывают разные предположения. Задержалась одна пара, муж и жена, я стала им бросать лавровишню гроздьями. Слезла, и каково же было их удивление, что я русская девочка. Я впоследствии буду с ними переписываться.  Спросили о языке, я ответила, что школьная программа. В этот же день наша старшая переводчица из интуриста и ляйтер с их стороны, а также эти муж и жена, пришли к маме на работу. Ирина, наша переводчица, передала с какой они пришли миссией, сказали, что я разговариваю без акцента, короче, расхваливали. Я очень любила немецкий язык, но это заслуга Татьяны Ивановны.
Наша учительница Анна Федоровна Гаврилова учила нас с 1-го по 3-й класс, потом она выехала, а перед тем как уехать, она собрала весь класс, заранее предупредив, что завтра будем фотографироваться.




3 класс, 1959-60 годы. Учительница Гаврилова Анна Федоровна.
Стоят слева-направо: Олег Уридия, Таня Гурджян, Таня ... , я - Лариса Кусова, Стиля Кофекидис
Сидят слева-направо: Вахтанг Авидзба, Зоя Кубединова, Витя Ганзенко.



4-й класс, школа у моря, ведет не менее замечательный, молодой, 27-летний учитель, с необыкновенным чувством юмора Хатышев Рауф Меджитович, его жена -- Аза Евгеньевна, тоже учительница (только какой школы не знаю), их дети: Алла и близнецы Инна и Нина 1961 г. рождения.
И вот 5-й, 6-й, 7-й  классы: классный руководитель молодая, обаятельная, красивая учительница математики, Шенгелая Лариса Платоновна, она вошла в мою жизнь навечно. А как она объясняла урок!..
В январе 1964 г., училась я в 7-м классе, у меня появилась сестренка. Отец ребенка жил в другом городе Абхазии и настаивал на переезде к нему. В августе 1964 г. в город, где нет моря…



8-й класс я уже училась там, приняли меня очень хорошо, но я так скучала по своим учителям: Ларисе Платоновне, Татьяне Ивановне Гунба, Зюба Вере Петровне. О каждой надо говорить отдельно. Что это были за педагоги! Скучала по классу.
В 67-м году я закончила школу и в  Москве поступила в институт и окончила его в 1972 году.
Однажды в Москве я со своим молодым человеком, впоследствии он будет моим мужем, пошли в кафе. И такая встреча! Там сидели Олег Уридия и Сережа Закарая. Я указала на ребят, сказала, что это мои бывшие одноклассники, я просто горела от радости встречи с ними. Мой молодой человек подошел к ним и сказал обо мне. Они подошли, но с такой вежливой холодностью!
В 1973г. мы с мужем ехали на озеро Рица. Шофер автобуса остановился у спиртзавода (это ул. Калинина), сказав, что остановка на 10 мин. Я сорвалась и побежала, забежала на миг в магазин под часами, но меня тянуло бежать дальше и не напрасно: на углу аптеки, напротив обувного магазина я встретила Ларису Платоновну. Ей я успела сказать, что закончила институт и вышла замуж, она же успела сказать про своих девочек Лейлу и Русико, и надо было расстаться. Видела я ее в последний раз.
Потом в 2007 году совсем случайно, причем где, в Госбанке, я пошла уплатить за коммунальные услуги. Банк закрыли на обед: осталась я и еще мужчина. Он явно нервничал, голова вся седая, на вид молодой. Я спросила: «Вы с Юга?», он уклончиво ответил: «Да». «Откуда?»—он не был расположен к беседе. Спросил: «Вы слышали Сочи, Адлер?» Я решила сказать ему: «Я из Гудауты». Он сразу оживился, сказал, что жил рядом с нашей школой, спросил, кто были мои учителя. Первой я назвала Ларису Платоновну. Он говорил о других, кого нет в живых. Я снова вернулась к разговору о Ларисе Платоновне, сказала, что я хочу ее найти. Он сказал о ее муже, Гиви Давыдовиче Шенгелая, что он лично его хоронил. Дал мне визитку: «Позвоните завтра».
Лучше бы это завтра не наступило для меня никогда. Оказывается 15 лет мы жили с моей любимой учительницей рядом и ее не стало 3 января 2007г. Я заказала Cорокоуст, отслужила панихиду. В доме у нас надолго воцарился траур.

Вот все! А сколько еще между строк…

Спасибо вам, за ваш сайт, я как будто не одинока. Я вдова. Мужа похоронила в 1998 году. У меня есть девочка 23 лет. Закончила школу с золотой медалью, институт с красным дипломом. Работает в Москве. А я живу со своей мамочкой. Викочка приезжает редко, но ежедневно звонит. Это закон.

P.S. Да, но как я могла забыть о сестре Лейле. 29 января ей было 46. Сыну в марте будет 24, женат. Жена закончила МГУ, преподает в институте им. Губкина и РУДНе. Еще у Лейлы девочка 10 лет. Мужу 54 года. Живем неподалеку друг от друга. От отца Лейлы мама ушла, когда Лейле был 1 год.

Вот так мы потеряли любимый город.




Это Дом отдыха Аллашара, 1972 год




Любимая всеми лестница, спускается к морю.




Это дом культуры на Орджоникидзе.







Знаменитый санаторий "Строитель"главный (лечебный) корпус






Золотой берег




Форелевое хозяйство








Когда-то в Гудауте жил замечательный человек, врач-Лев Соломонович Мильман.
Умный, талантливый, добрый. Он очень любил жизнь, на все неприятности смотрел с юмором. Писал замечательные стихи - чаще сатирические и ироничные, владел немецким языком и обожал свою профессию. Работая в детском санатории, он не просто лечил, он делал всё, чтобы дети, оторванные от дома на несколько месяцев, не чувствовали себя одиноко. Он устраивал различные концерты, праздники. Сам был прекрасным спортсменом и руководителем школы акробатов. Приходили с выступлениями и его ученики-гимнасты. К этому виду спорта Лев Соломонович приобщил и детей, у которых были проблемы с опорно-двигательным аппаратом. Удивительной души человек! Он не забывал своих маленьких пациентов и потом, вёл активную переписку, каждый год устраивал встречи и к нему приезжали уже взрослые и благодарные его бывшие питомцы.
С развалом Союза переписка резко оборвалась, не стало писем и из Гудауты... Сотовых телефонов тогда у нас еще не было, да и стационарныe тоже не у каждого. И тогда я написала письмо на телевидение в передачу "Жди меня" (тогда она так называлась), но - без ответа. Про войну в Абхазии я увидела по телевизору. Это был просто шок! И Я тогда еще не знала, что Абхазия уже самостоятельное государство, написала отчаянное письмо в Гудауту, в надежде - хоть кого-то найти. Прошло 3 месяца и я уже не надеялась на ответ. И вдруг мне приходит письмо от Льва Соломоновича, а в нём Гудаутская газета Бзыбь с опубликованным в ней моим письмом. И из письма я узнала, что Лев Соломонович, оказывается, мой земляк, что он уроженец города Саратов, закончил Саратовский мединститут и попал в Гудауту давным-давно по распределению, и что у него в Саратове живёт сестра, тоже врач скорой помощи Ольга Соломоновна, а в Саратовской области живёт дочь с семьёй - тоже врач. Как тесен мир!
Каждый год Лев Соломонович приезжал в Саратов навестить родных, он уже передвигался с помощью канадских палочек, но был такой жизнерадостный, полный каких-то идей и задумок, из Саратова он обязательно ехал в Москву-у него и там были встречи. Добрый, отзывчивый, честный и ответственный. Вспоминая его, я часто думаю: если бы таких людей было побольше, может быть и жизнь была бы получше...

Я помню море в благодатном том краю.
Вершины гор вдали и ароматы роз.
Мы жили в Гудауте,как в раю..
Прошло как сон,ушло,как грёзы.
Съезжались дети со всего Союза;
Нас привела туда болезнь,беда.
Как были прочны дружбы узы,
Мы в Гудауте были счастливы тогда.
Мы там лечились,отдыхали,жили,
Учились в школе,бегали в бассейн.
Нас никогда на расы не делили,
А радости и боли нам хватало всем .
Мы малышей любовно опекали,
И помогали тяжело больным,
Писали письма,и стихи писали.
Умчалось всё,как лёгкий дым.
Где вы теперь,друзья,подруги?
Как вам живётся в эти дни?
Надеюсь,в этой жизни трудной
Вы не останетесь одни.


Добавил: Зинаида

Его я называю лучшим городом земли. 
Наш город был интернациональным. В нашей школе учились и грузины, и
русские, и абхазцы, и греки, и армяне, евреи, чеченцы, черкесы, ингуши…
Я хотел быть моряком, поэтому поехал учиться в Ленинград, получил
образование, работал, женился, родились двое сыновей, есть уже внук.
Приобрел огромное количество друзей и товарищей. От жары уже отвык. Но
родину, конечно, не забываю. В Гудауте живет моя мама, я ее регулярно
навещаю. А вот искупаться в море не всегда удается. Встречаешься с
друзьями детства. Каждый год мои дети, родственники, друзья проводим в
Гудауте. Там и сегодня очень здорово.


Колесников Виктор Ильич родился в 1948
году в Абхазии, в городе Гудаута.

В 1978 году окончил Ленинградский государственный
университет им. Жданова, юридический факультет.

С 1974 года Виктор Ильич работал в Северо-западном
Пароходстве, затем 20 лет в оборонной промышленности.

В 2001 году В.И.Колесников назначен Главой администрации
Выборгского района Санкт – Петербурга. Под руководством Виктора Ильича
в районе были созданы и действуют: Совет промышленников, Совет по
поддержке малого предпринимательства.

В.И.Колесников имеет государственные и общественные
награды, звание «Заслуженный работник физической культуры Российской
Федерации.

Добавил: podrujka (podrujka)

Поиск
Информер праздники сегодня

Copyright MyCorp © 2017 |